Евгений Георгиевич Бессонов, директор Центра системных инициатив, кандидат философских наук, доцент, капитан 2 ранга запаса

(доклад на V международной научной конференции «Китай и Россия: государственные стратегии развития», 28 мая 2018 года, Санкт-Петербург)

С каждым годом мы наблюдаем всё большее усиление системного кризиса на планете. Наступивший 2018 год показывает, что неразрешенные противоречия в общественном развитии человеческой цивилизации нарастают (войны на Ближнем Востоке, экономические противостояния США и Китая, Запада и России, культурные проблемы миграционных потоков и т.п.). Проблемы охватили практически все направления жизнедеятельности: от вопросов экономических, до различий в мировоззренческих подходах к развитию территорий планеты.

С чем это связано?

Во-первых. Субъектами управления территорий, согласно международному праву,  являются государства. Именно государства составляют Ассамблею Организации Объединенных Наций. В информационном пространстве главы государств и правительств говорят от имени  своих народов. Население, территория и собственно государственная власть представляется субъектами управления. Однако, уже много лет субъектами управления территорий, наряду с государствами, выступают транснациональные корпорации (ТНК), многие из которых имеют бюджет, сопоставимый с бюджетами государств, возможность создавать частные армии, специализированные вооруженные подразделения и собственные службы безопасности. То, что мы наблюдаем сегодня на планете в виде локальных военных конфликтов и экономических войн можно представить в виде конфликтов не национальных интересов, а интересов различных ТНК. Например, в США наблюдается конфликт между информационными корпорациями (Д.Трамп является их представителем) и военными (проигравшая на выборах президента США Х.Клинтон). Конфликт на Ближнем Востоке может быть рассмотрен как конфликт интересов газовых и нефтяных ТНК. Наглядным является тот факт, что во время введения всё новых экономических санкций европейскими государствами в отношении России, эти же государства, как ни в чем не бывало, продолжают санкционировать строение «газовых потоков» из России в сторону Европы.

Сегодня существует противостояние между государственной властью национальных государств и властными возможностями ТНК, принимающее открытый характер. Рассмотрим один из аспектов данного противостояния. Население государств имеет территориальную привязку, тогда как обслуживающий персонал ТНК транстерриториален. Информационные и производственные мощности в большей степени сегодня сосредоточены в руках ТНК, которые практически подчинили себе государственную власть Западной цивилизации. Именно поэтому, либеральная пропаганда по всему миру старается вбить клин между населением и государственной властью, показывая её несостоятельность. Акцент в такой пропаганде делается на молодёжь. Это происходит и в России. Наращивание кризиса политической власти осуществляется через информационную накачку населения о несостоятельности властных органов. Воспитанная в таких условиях молодёжь уже к следующим выборам Президента может сделать выбор в сторону либерально (прозападно) настроенных кандидатов.

Во-вторых. Появление киберсреды (виртуального пространства) дало объективную возможность создать «цифровой мир». Он включает в себя не только информационный контент (содержание) киберпространства, но и экономические и мировоззренческие возможности.

Появление киберсреды повлекло за собой появление криптовалют, кибербирж, а также, например, такого нового понятия как «цифровая экономика».

Российский экономист, близкий к Е. Т. Гайдару, с 2010 года ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации Владимир Мау говоря о цифровом обществе и цифровой экономике считает: «Чтобы нам ни говорили критики либерализма, несомненно, сейчас мир развивается в направлении гораздо более либеральной модели… Всё более очевидно, что мы находимся в начале нового существенного витка либерализации экономических и технологических отношений»[1]. Более того, по мнению ректора люди смогут отказаться от государства как от посредника. Но тут и возникает вопрос: кто или что будет управлять «цифровым» обществом? В России роль лидера в «цифровой» экономике берет на себя крупнейший транснациональный и универсальный банк России, Центральной и Восточной Европы – «Сбербанк». По данным на 2017 год главным акционером Сбербанка является Центробанк РФ (52,3% акций). С 2007 года председателем правления Сбербанка является Г. Греф. В частности, Г.Греф в ходе выступления в 2017 году на Биржевом форуме заявил о возможности построения в России принципиально новой системы государственного управления под названием «Государство 3.0». По словам Грефа, “Государство 3.0” могло бы объединить в себе “комплексное предоставление всех государственных услуг и создать абсолютно эффективную и прозрачную систему предоставления бизнесу всех сервисов»[2]. По факту это означает, что сегодня глава банка, говорит о построении нового государства используя возможности киберсреды. При этом надо заметить, что основной акционер Сбербанка – Центробанк в соответствии Федеральным Законом РФ о Центральном банке Российской Федерации (Банке России) уже не отвечает по обязательствам государства, а государство – по обязательствам Банка России, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами[3]. Напомним, что основными признаками любого государства являются его территория, население и государственная власть. Тогда возникает закономерный вопрос: в чьих интересах банковский сектор будет управлять населением, используя марионеточную (контролируемую через киберпространство) государственную власть? Неужели в интересах самого населения или всё же в собственных интересах? Американский лингвист, политический публицист, философ и теоретик, профессор лингвистики Массачусетского технологического института Ноам Хомски писал, что новая либеральная эра характеризуется «подрывом механизмов общественной солидарности и взаимной поддержки и вовлечения народа в выработку политики». «Так прямо это не заявляется, — подчеркнул Хомски. — Это называется „свободой”, но под „свободой” понимается подчинение решениям плотной, неподотчетной, частной властной группы. Вот что это значит. Институты управления — или иные коллегиальные формы, позволяющие народу принимать участие в принятии решений, систематически ослабляются»[4].

Еще в 2015 году бывший глава РЖД РФ, кавалер ордена Александра Невского Владимир Якунин в своей статье «Глобализация и капитализм» писал: «Возник особый тип финансовых войн – организованные атаки на национальные валюты. Но главным новшеством стали системные операции против национальных экономик, в которых с помощью финансовых махинаций доводят страну до кризиса, обесценивают ее предприятия, а затем скупают их по дешевке»[5]. В век открытия киберсреды появились и криптовалюты. Обратим внимание, что общее количество криптовалют составляет около 1760, а общая капитализация – $438.270.477.985[6]. Тогда как национальные государства имеют порядка 167 официальных национальных валют[7].

Кто же ими управляет? Тот, кто сегодня способен упорядочить их функционирование на валютном рынке. Вот только в какую сторону: в сторону финансовой монополизации и установления нового мирового порядка – киберфашизма или всё же в сторону равноправного развития территорий планеты? Ответ очевиден – жизнь большинства населения регионов планеты не стала лучше, а социально-экономические кризисы не разрешены.

Я задаюсь вопросом: нынешние операторы территорий (руководители государств, корпораций, орденских структур) понимают, то, что под применение криптовалют уже формируется алгоритм их использования на планете? А если понимают, то что, согласны с монополизацией?!

Исторически мы помним, к чему приводит попытка одностороннего доминирования в социально-экономических вопросов. Народы бывшего Советского Союза, наверное, как никто другой в ХХ веке познали этот опыт на себе. И этот опыт был негативным. Хотя, нам и удалось пойти дальше. Исследуя такой феномен социально-экономического развития возникают новые научные вопросы для недопущения впредь подобных сценариев на планете.

Непонимание руководством СССР алгоритмов глобальных процессов на планете во второй половине ХХ века привело к невозможности изнутри (на уровне государственной власти) противостоять скрытым угрозам социально-экономического развития. В результате государство прекратило своё существование. Сегодня кто-то считает, что всему виной «коварный» Запад, а кто-то – «застарелая» верхушка КПСС. Я думаю верно, и то и то в определённой степени. Социально-экономическая система СССР «схлопнулась» в иных условиях, под воздействием новых алгоритмов общественного развития, нежели тех, о которых писали свои труды марксисты-ленинисты первой половины ХХ века.

Схлопывание социальной системы (см. схему 1) связано с невозможностью развития материально-технической (красная синусоида) и информационной составляющей (синяя синусоида), что приводит к их стремлению к нулю. Когда они обнуляются, то обнуляется и несущий алгоритм (зелёная синусоида). Система прекращает своё существование. Повторюсь, что их стремление к нулю говорит об ошибке, связанной с неверным описанием условий функционирования системы как на внутреннем, так и на внешнем контуре. На практике это означает, например, отсутствие адекватного анализа происходящих в стране и мире событий, отсутствии метрологически выверенных целей, и постановке адекватных целям задач во всех сферах жизнедеятельности общества. В нашем случае это означает, что научная база описания общественных процессов, связанных с развитием СССР второй половины ХХ века морально устарела. Это и привело к социальной-технологической ошибке. Сегодня мы имеем ту же проблему. Однако, она носит уже глобальный характер.

Схема 1. Схлопывание социальной системы

Трагический опыт СССР даёт нам возможность понимания методологии процессов общественного развития. Изучая опыт и анализируя происходящие на планете события международное научное сообщество способно выработать новые подходы для выхода из глобального системного кризиса. Иначе все мы становимся заложниками тех, кто уже понимает, как это работает и толкает нас в пропасть мировой войны и нового мирового порядка – киберфашизма.

Речь идёт о том, что схлопыванием социальной системы пользуется тот, кто может извлечь для себя пользу от остатка её ресурсов (см. схему 2), то есть поглотить.

Схема 2. Поглощение социальных систем

Примером этого явления в истории может являться Интервенция в России 1918 – 1921 годов, когда ресурсы схлопнувшейся социальной системы Российской Империи стремился поглотить внешний контур. То же было и с СССР. Быстро было поглощено экономическое пространство республик бывшего Советского Союза. И сейчас основной вопрос не в том, намеренно или нет произошло уничтожение СССР и овладение его ресурсами. Кто-то из субъектов внешнего контура потокал скорейшему схлопыванию социальной системы, кто-то просто воспользовался ситуацией и решил поглотить то, что под ему силу. А кто-то и сопротивлялся схлопыванию, считая, что произойдет нарушения сложившегося баланса сил и ужесточение планетарных кризисов. Основной вопрос состоит в том, понимают ли субъекты (операторы) управления территориями, что алгоритм по которому происходит современная глобализация – это алгоритм поглощения?

В современном мире появляется большое количество локальных конфликтов, связанных с применением оружия, уничтожением людей и переделом территорий планеты. Особенно проявленным регионом в этом смысле сегодня является территория Ближнего Востока, Украины. Но, мы должны понимать, что такой алгоритм реализуется на всей планете. Как это работает? Сначала стороны конфликтов ослабляют собственные социальные системы, а потом каждая из них может быть поглощена третьей стороной. Причем, учитывая особенности внешних условий, поглощение может быть незаметно для сторон конфликта, так как происходит за счет возможностей киберсреды. Например, на уровне культуры, современные медиапродукты стирают традиционные культурные коды населения суверенных государств: формируют бесполых людей, приверженцев экстремистских и террористических методов борьбы, безликих потребителей киберрынка. Или, например, как мы можем быть уверены в том, что полностью контролируем рынок криптовалют, и точно знаем, кем и когда могут быть скуплены активы наших государств и корпораций? Несомненно, алгоритм поглощения является губительным для глобального развития суверенных территорий, так как носители этого алгоритма рассматривают все территории как потенциальных доноров собственного развития и заинтересованы в ослаблении своих соперников для дальнейшего поглощения их ресурсной базы. Методы применяются любые: от сложных методов социальной инженерии, до простых локальных военных конфликтов. Однако, основной угрозой здесь является тотальное стирание собственных культурных кодов и становление культурного кода единой безликой культурной массы (идея описана в развитии феномена массовой культуры), которая не только не способна отстаивать свои права на культурную самобытность, но даже не способна различать её.

Таким образом, понимая суть работы алгоритма поглощения, мы можем утверждать, что многие подвержены действию данного алгоритма неосознанно, а в силу отсутствия его различения.

Выводы.

Прежде всего, требуется построение системы глобального просвещения, основанной на научном подходе и работающей на суверенных территориях с населением – носителями собственного культурного кода. Построение такой системы просвещения (международных культурных центров) способны взять на себя те субъекты, которые: заинтересованы в сохранении человечества на планете как вида; заинтересованы в сохранении уникальности собственных культур; адекватно оценивают возможности киберсреды в глобальной политике; признают его развитие в гармонии с природной средой и киберсредой. Такие субъекты можно назвать операторами территорий. Такой термин будет отражать их особенность – с одной стороны операторы координируют развитие определённой территории, с другой (исходя из условий среды) вынуждены работать с виртуальным пространством (то есть становятся в этом смысле экстерриториальны). Основная задача операторов территорий – скорейшая выработка алгоритма сопряжения, который основан принципе сохранения уникальности каждой территории и подобен физическому явлению резонанса (см. схему 3).

Схема 3. Сопряжение социальных систем

При этом надо учитывать, что основной инструментарий сопряжения находится в киберсреде. Поэтому необходимо скорейшее изучение её свойств международным научным сообществом и разработка методов работы с применением её возможностей.

Задержка в формировании союза кибероператров приведёт к продолжению реализации алгоритма поглощения и может подойти к точке невозврата, за которой возможно обнуление человеческой цивилизации.

На протяжении человеческой истории народы часто сталкивались с действием алгоритма поглощения и пытались противостоять ему. Не имея общей методологии сопряжения систем они проигрывали его действиям, но с каждым новым шагом человечество приближалось к пониманию и открытию закономерностей методологии сопряжения систем любых видов (включая социальных и киберсистем). в ХХ веке нашими предками был сделан колоссальный прорыв в построении общества социальной справедливости. Не все попытки были успешны. Опыт СССР во многом был трагичен в силу своих последствий. Но опыт, пусть даже трагический, служит нам для осмысления нашего будущего, для изучения наших ошибок и открытия новых созидательных подходов. Сделаем же общий шаг вперёд, создадим научную основу для становления справедливой био-кибер-социальной системы на планете.


[1]См.: Мау: код экономики. Благодаря “цифре” люди смогут отказаться от государства как от посредника // электронный ресурс. – Код доступа: https://rg.ru/2017/09/17/liudi-smogut-otkazatsia-ot-gosudarstva-kak-ot-posrednika.html
[2]Греф заявил о возможности создания в России “Государства 3.0” // электронный ресурс. –Режим доступа: https://ruposters.ru/news/05-04-2017/gref-sozdaniya-gosudarstva-3-0
[3]Федеральный закон о Центральном банке РФ (Банке России) // электронный ресурс. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=LAW&n=292871&fld=134&dst=100008,0&rnd=0.3762894517152122#09285678250447447
[4]Ноам Хомски: неолиберализм разрушает демократию // электронный ресурс. –Режим доступа: https://aftershock.news/?q=node/529939&full
[5]Якунин В.И. Глобализация и капитализм // Альманах «Развитие и экономика», №13, июль 2015. –С. 13.
[6]См.: https://ru.investing.com/crypto/currencies
[7]См.: https://forexstandard.ru/countries-currency-in-the-world/