Е.Г. Бессонов,
директор лаборатории социальной инженерии Центра СИ,
кандидат философских наук, доцент

 

Сегодня решение проблемы общественной безопасности переведено на государственный уровень. 20 ноября 2013 года Президент РФ В.В. Путин утвердил Концепцию общественной безопасности в Российской Федерации. В определённом аспекте это означает, что государственная власть и общественная инициатива совместно вырабатывают подходы и методы к выстраиванию безопасной системы жизнеустройства. Чтобы правильно оценить масштаб проявленной проблемы (учитывая все специфические обстоятельства в общественной, политической, экономической и пр. сферах жизнедеятельности общества), необходимо признать, что сегодня, на ряду с привычной нам социальной средой, существует среда виртуальная, которая во многом определяет нашу жизнь и выставляет цели общественного развития. Сегодня эта среда получила название киберпространство, а безопасность в этой среде – кибербезопасность.

О кибербезопасности, а, соответственно, о киберугрозах заговорили относительно недавно. Слово «cyber» Кэмбриджский электронный словарь переводит на русский язык как: «виртуальный, связанный с информационными технологиями»[1]. Ранее, да и сейчас, в нашей стране употребляется такой термин как информационная безопасность. Но, так как основной средой через которую поставляется информация в наши головы сегодня выступает виртуальный мир, связанный с электронными системами передачи, хранения и обработки информации, то мы будем использовать для описания современных подходов к общественной безопасности в этом направлении слово «cyber». Оно является более объемлющим понятием по отношению к термину «информация», так как указывает не только на сам носитель, но и на среду (как реальную, так и виртуальную) и целеполагание в отношении использования информации. Данный термин имеет мировую практику использования и через него следует передавать новые смысловые формы для формирования социально значимых процессов направленных на развитие.

В глобальном мире одним из условий выхода из системного кризиса является построение системы коллективной кибербезопасности общества. Условием формирования такой системы является то, что каждый субъект управления территориями (оператор) также является субъектом управления киберпространством. В этом серьёзная сложность – не все операторы понимают значение кибербезопасности и механизмы её формирования для дальнейшего качественного роста планетарной цивилизации.

Остановимся на проблеме формирования системы кибербезопасности. Она предполагает выявление условий опасности. На глобальном уровне опасность вызывает разобщённость информационных пространств различных операторов (субъектов управления). На сегодняшний день человеческая цивилизация не выработала единого информационного пространства, содержание и тенденции которого нацелены на развитие человечества на планете и за её пределами. Субъекты управления киберпространством разобщены. Отсюда возникает возможность доминирования одного субъекта (или группы субъектов) над другими операторами.

Понимая это определённые политические силы, запускающие тенденции глобального управления планетой через правительство США, в 2009 году открыто заявили о создании Киберкомандования (United States Cyber Command). Оно состоит из 11 структурных подразделений. Единое киберкомандование по сути выполняет управление над всеми специальными службами США. Стоит отметить, что подготовка кадров для создания и обеспечения, процессов, возглавляемых киберкомандованием ведется достаточно давно. Ведущими вузами в США по подготовке кадров в этом направлении являются Государственный Университет Дакоты, Военно-морская школа последипломного образования в Калифорнии, Северо-Восточный Университет в Бостоне, Университет Талсы, штат Оклахома. Это говорит о серьёзности намерений по монополизации механизмов кибербезопасности на планете одним оператором, и, ведения кибервойны для установления однополярного мирового порядка через использования киберпространства без учета интересов других операторов.

Руководство Российской Федерации, Президент В.В. Путин сегодня акцентируют особое внимание на вопросах кибербезопасности. Эти вопросы оглашаются не только на внутриполитическом контуре, но и на внешнеполитическом. В совместном заявлении по итогам встречи Президента РФ В.В Путина и Председателя КНР Си Цзиньпина говорится: «Стороны выражают обеспокоенность использованием информационно-коммуникационных технологий вразрез с задачами поддержания международной стабильности и безопасности, в ущерб государственному суверенитету и неприкосновенности частной жизни…»[2]. В мае 2015 года Президент РФ В.В. Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин подписали Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности[3].

Также на VI Международном Форуме безопасного интернета, который состоялся 12 мая 2015 года в Москве помощник президента И.О.Щеголев в своем выступлении отметил необходимость выработки глобального консенсуса и определения ответственных сил в связи с нарастанием напряженностей в мире, новых угроз, в том числе связанных с киберпространством[4]. Можно сделать вывод, что на данный момент Россия и Китай находятся на этапе выработки решений по формированию системы обеспечения кибербезопасности общества. И эта система станет ещё мощней, если к выработке решений присоединятся и другие страны, например, Индия, государства Южной Америки.

Обратимся к механизмам формирования системы кибербезопасности общества. Часто представляется, что киберопасность вызывается доминированием технических достижений. Однако, это не полное представление об угрозах в этой области. Считается, что 90% всей закрытой информации разведчики всех мастей и рангов получают из открытых источников[5]. Можно констатировать, что к киберугрозам относится не только незаконное вредоносное проникновение в информационные системы, но и наполнение смыслами и идеями информационного пространства, которые воздействуют на всех вовлечённых пользователей. Наибольшая угроза идет со стороны внедрения в киберпространство информационных «вирусов», проникающих в сознание людей и развивающих в них деградационные процессы. Эти «вирусы» зачастую неразличимы человеческим сознанием в информационно-алгоритмическом обеспечении современного общества. Например, мы не различаем механизм формирования общественного мнения и методов работы социальной инженерии.

Одной из киберугроз является управление контентом социальных сетей. Основная масса людей, особенно молодёжь сегодня большую часть времени проводят в социальных сетях. Социальные сети мощнейший инструмент вовлечения, через которые у людей формируются образы, смыслы и алгоритмы поведения. Зачастую пользователи распространяют контент, не задумываясь, какой смысл закладывают в той или иной информации.

Сегодня обработкой и анализом в режиме «онлайн» занимаются специальные киберцентры, способные формировать контент. Одной из ведущих стран в этом вопросе являются США. Под их руководством работают не менее 7 киберцентров. Что это означает? На практике это означает, что на одного оператора приходится 100 ботов. Соответственно, 500 операторов, работающих в одном центре обслуживают 50 000 киберботов. Они способны вбрасывать и распространять контент с огромной скоростью, одновременно воздействуя на миллионы людей. Именно такие киберцентры и боты занимаются комментированием новостей, троллингом, рассылкой информации и прочее. Их действия сложно отличить от действий обычных людей в интернете. Радио «Комсомольская правда» сообщает о работе киберцентра США в Киеве, распространяющего провокации и фальшивки о российских солдатах[6]. Также есть сведения об открытии такого центра в Мариуполе (Украина). При этом следует понимать, что воздействие на какую-то реальную территорию возможно из любой точки киберпространства: отсутствует привязка к конкретной территории. Например, чтобы распространять пропаганду против России не надо находиться на территории России или в близи её границ. Такую пропаганду можно вести из любого киберцентра планеты.

Доминирование США в этом вопросе привело к тому, что информация о киберцентрах становится ооткрытой. Это связано с тем, что агрессивная политика руководством США проводится в реальном, а не в виртуальном мире. Требуются реальные политики и общественные структуры, которые претворят её в жизнь. Для этого специально оглашается информация о создании киберцентров – источников информации и пропаганды, вокруг которых и концентрируются реальные оппозиционные силы. Так, например, на базе чешского офиса Radio Free Europe / Radio Liberty (Радио «Свобода», финансируемого федеральным бюджетом США) будет создан цифровой медиадепартамент, DIGIM. В этом подразделении будут работать специалисты по социальным сетям. Их задача — «противостоять дезинформации в российской медиасфере посредством различных соцмедиаплатформ (в частности, Facebook, Twitter, «ВКонтакте» и «Одноклассники»)». О создании киберштаба в Праге говорится в подробной заявке американской правительственной организации Совета управляющих по вопросам вещания (Broadcasting Board of Governors; BBG) на следующий финансовый год, который начнется 1 октября 2015 года. Заявка подана от лица президента США в конгресс в прошлом месяце[7]. BBG объединяет Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» (RFE/RL), «Голос Америки» (VOA) и другие государственные медиаканалы США; уставная цель BBG — распространение информации «в странах, где есть недостаток независимых СМИ». России в 160-страничной заявке BBG посвящен целый раздел («Противодействие реваншистской России»). В политической истории уже известна «Пражская весна» 1968 года. Сейчас производится активация методов реальной политической агрессии в отношении России через формирование группы либеральной оппозиции.

Формирование общественного мнения происходит за счет массированной подачи информации и бессознательного доверия пользователя к полученным данным. Боты ведут пропаганду через рекламу, комментарии и прочие методы вброса информации, а через мультфильмы, игры, фильмы формируются алгоритмы поведения населения. Многолетняя агрессивно направленная пропаганда американских спецслужб против русских на Украине неизбежно привела к вооруженному конфликту внутри Украины. Продолжение подобной пропаганды на территории России против Украины может привести к военному столкновению России и Украины. Нагнетание негатива в интернет пространстве приводит к тому, что негатив проявляется в жизни.

Конечно, руководство нашей страны акцентирует внимание в направлении развития собственной технической составляющей для обеспечения кибернезависимости России. Но самой сложной проблемой на сегодняшний день в сфере кибербезопасности является выявление скрытой социально-культурной угрозы, ведущей к разрушению культурного кода России, а, соответственно, выработке действий по сохранению культуры.

Поэтому, на наш взгляд, социально-инженерный подход является ключевым направлением, без которого невозможно обеспечить кибербезопасность общества. Это не противоречит общепринятой концепции ведения информационных войн, которые имеют два аспекта: информационно-алгоритмический (психологический) и информационно-технический[8].

В целом социально-инженерный подход представляет собой внедрение в практическую деятельность системы методик по работе с малыми, средними и большими группами населения, а также индивидуально, для формирования определённых алгоритмов поведения в соответствии с выставленными целями; разработку и внедрение теоретико-методологического и аналитического материала для обеспечения данной деятельности.

Социально-инженерная деятельность в области кибербезопасности подразделяется на два контура, имеющих свою специфику.

Первый контур – внутренний – обеспечивает сохранение культурного кода конкретной культурной группы путём формирования определённого информационного пространства на основе образов, транслирующих заданный культурный код и доступных для любых возрастных и социальных групп данной общности. Он имеет оборонительную специфику – служит для защиты культурной общности от вторжения в её информационное культурное пространство чуждого культурного кода.

Второй контур – внешний – служит для внедрения и распространения культурного кода конкретной общности на территорию другой культурной группы. Его задачи являются разнокачественными и проявляются в:

– симбиотическом взаимодействии различных культурных групп (установлению межкультурного диалога и партнёрства через культурное сотрудничество);

– трансформации культурного кода другой общности (культурное сотрудничество с целью возможности проведения на территории другой культурной группы определённых действий социального, экономического, политического и др. характера в интересах своей культурной общности);

– деструкции культурного кода (культурное сотрудничество вплоть до полного уничтожения культурного кода иной культурной группы).

Нас интересует полномасштабное решение социально-инженерных задач в области кибербезопасности на внутреннем контуре и решение задачи по установлению партнёрских связей и межкультурного диалога с иными культурными группами на внешнем контуре.

На основании вышеизложенного сделаем выводы, что для формирования системы кибербезопасности общества необходимо:

  1. Осознать и технологически применять на практике свою субъектность в отношении управления киберпространством, формирующем культурный код своего общества. Это выражается в создании собственных киберцентров для экспертизы, анализа и создания киберконтента с целью формирования тенденций у населения, направленных на безопасное развитие общества.

  2. Открыто и честно огласить свои цели, как субъекта управления территорий (в том числе и кибертерриторией) своим партнёрам и преступить к выработке совместных принципов коллективной кибербезопасности. Это возможно путём создания Центра сближения цивилизаций, работающего на симбиотическое взаимодействие различных культурных кодов. Такая схема культурного взаимодействия будет работать только при условии того, что информация по оглашению не расходится с информацией по умолчанию, а операторы осознают свою ответственность за общее будущее планеты.

  3. Для осуществления стратегических целей культурного сотрудничества в глобальном мире необходимо постоянное ведение широкой просветительской работы с населением по вопросам кибербезопасности и разъяснению методов противодействия современным угрозам, обучение сохранению своего культурного кода; формирование системы подготовки кадров в области кибербезопасности, которые в состоянии решать вопросы по схеме «предиктор-корректор» в области кибербезопасности.

Центр СИ является структурой, которая разрабатывает подходы и методы по обеспечению кибербезопасности российского общества и осуществляет экспертные заключения по данным вопросам. Мы приглашаем к сотрудничеству всех заинтересованных в стабильном развитии человеческой цивилизации для выстраивания коллективной системы кибербезопасности. Только в практическом, открытом и ответственном взаимодействии всех участников может сформироваться новая схема культурного развития человечества с сохранением многообразия культурных кодов жителей Земли.

Литература

  1. VI Международный Форум безопасного интернета 12 мая 2015 года, г. Москва // электронный ресурс. –Режим доступа: http://safeinternetforum.ru/translyacziya.html

  2. Документы, подписанные по итогам российско-китайских переговоров 08 мая 2015 года // электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.kremlin.ru/supplement/4972

  3. Информационная война и защита информации. Словарь основных терминов и определений. М.: Центр стратегических оценок и прогнозов, 2011. –С.22. // электронный ресурс. –Режим доступа: http://csef.ru/ru/oborona-i-bezopasnost/272/2176

  4. Кибервойна США и Украины против России: как работает в Киеве киберцентр, распространяющий провокации и фальшивки о российских солдатах // радио «Комсомольская правда» // электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.kp.ru/radio/stenography/124868/

  5. Кузнецов М.В., Симдянов И.В. Социальная инженерия и социальные хакеры. СПб.: БХВ-Петербург, 2007. –С.23.

  6. Путин договорился с Китаем углублять hi-tech связи // электронный ресурс. –Режим доступа:http://gov.cnews.ru/top/2014/05/20/putin_dogovorilsya_s_kitaem_uglublyat_hitech_svyazi_572447

  7. Broadcasting Board of Governors | FY 2016 Congressional Budget Request // электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.bbg.gov/wp-content/media/2015/03/FY2016Budget_CBJ_Final_WebVersion.pdf

  8. Cambridge Dictionaries Online // электронный ресурс. –Режим доступа: http://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/англо-русский/cyber

  9. http//www.reuters.com/article/2015/02/02/usa-budget-cybersecurity-idUSL1N0VC0XH20150202

Источник:Международный журнал “Этносоциум” №5 (83) 2015

 


[1]Cambridge Dictionaries Online // электронный ресурс. –Режим доступа: http://dictionary.cambridge.org/ru/словарь/англо-русский/cyber

[2]Путин договорился с Китаем углублять hi-tech связи // электронный ресурс. –Режим доступа: http://gov.cnews.ru/top/2014/05/20/putin_dogovorilsya_s_kitaem_uglublyat_hitech_svyazi_572447

[3]Документы, подписанные по итогам российско-китайских переговоров 08 мая 2015 года // электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.kremlin.ru/supplement/4972

[4]VI Международный Форум безопасного интернета 12 мая 2015 года, г. Москва // электронный ресурс. –Режим доступа: http://safeinternetforum.ru/translyacziya.html

[5]Кузнецов М.В., Симдянов И.В. Социальная инженерия и социальные хакеры. СПб.: БХВ-Петербург, 2007. –С.23.

[6]Кибервойна США и Украины против России: как работает в Киеве киберцентр, распространяющий провокации и фальшивки о российских солдатах // радио «Комсомольская правда» // электронный ресурс. –Режим доступа: http://www.kp.ru/radio/stenography/124868/

[7]Broadcasting Board of Governors | FY 2016 Congressional Budget Request // электронный ресурс . – Режим доступа: http://www.bbg.gov/wp-content/media/2015/03/FY2016Budget_CBJ_Final_WebVersion.pdf

[8]См.: Информационная война и защита информации. Словарь основных терминов и определений. М.: Центр стратегических оценок и прогнозов, 2011. –С.22. // электронный ресурс. –Режим доступа: http://csef.ru/ru/oborona-i-bezopasnost/272/2176