Евгений Георгиевич Бессонов,

кандидат философских наук, доцент,

директор Центра СИ

 

Дальнейшее развитие глобальной человеческой цивилизации на планете связано с необходимостью реализации долгосрочных проектов в области энергосбережения, экологии, информатизации, освоения космического пространства и в других сферах жизнедеятельности. Это требует многих лет кропотливой работы.

Сегодня, например, Китай заявляет о реализации масштабных технологических проектов, таких, как «Космическая программа Китая»[1] и программа «Всемирного энергообъединения». В качестве стратегического представления данного направления в мае 2016 года в Москве состоялась презентация книги Председателя Совета директоров Государственной электросетевой корпорации Китая Лю Чженья «Глобальное энергетическое объединение» [2].

Одной из задач, требующих решения для реализации долгосрочных стратегических проектов, является задача преемственности опыта и необходимых знаний. В своем основании такая задача сводится к тому, чтобы молодёжь становилась носителями не только научных знаний и технологических подходов к выполнению стратегического замысла, но и самой идеи необходимости реализации намеченных проектов и развития территорий планеты.

Глобальный мир порождает новые тенденции, связанные с воспитанием детей и молодёжи. В целом, можно выделить два основных подхода: 1) унификация культур, на основе, так называемых общечеловеческих ценностей; 2) сохранение многообразие культур на планете, на основе принципа «единство в многообразии». Эти два подхода противоположны по запускаемым ими тенденциям.

Унификация культур, по нашему мнению, приведет человечество к неизбежной катастрофе, или как минимум, резкому сокращению населения планеты и прекращению развития. Те, кто придерживается этого подхода, целенаправленно опускают уровень образования населения планеты и таким образом управляют населением. В результате это сделает невозможным решение сложных социально-экономических и стратегических задач, а на планете будет процветать безграмотность и жесткая иерархия подчинения (фашизм).

В качестве примера, приведем исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). В декабре 2016 года опубликованы результаты социологического исследования о российской молодёжи. В них говорится, что зависимость от компьютерных игр (77%), негативное влияние Сети (75%) россияне считают более распространенными бедами молодежи, чем алкоголизм и наркоманию (64%), конфликты с родителями (62%) и ровесниками (61%). Негативные эффекты зависимости от компьютерных игр, негативное влияние Сети признают и сами молодые люди: среди 18-34-летних об этих проблемах заявляют 72% и 69%[3].

Для развития требуется реализация второго подхода, который предусматривает решение новых социологических задач по вопросам управления территориями в глобальном мире и интеграции различных культур для решения общих проблем. Это потребует развития большей части населения планеты и территориальных и экстерриториальных управленческих структур, а также формирование экстерриториальных структур, нового типа, соответствующих социальным изменениям в обществе.Требуется описание новых социальных процессов глобального мира, разработка новой социологической парадигмы, то есть новой социальной науки и основанной на ней системы подготовки кадров (системы образования). Также необходимо учитывать появление новой реальности – киберсреды, информационно-алгоритмическое воздействие которой является самым мощным воздействием на сознание человека.

Под информационно-алгоритмическим воздействием здесь и в дальнейшем будем понимать такое воздействие содержания информационных потоков на сознание человека, которое ведет к изменению его логики поведения, характеризующейся сменой стереотипов и замены его ценностных оснований[4].

В соответствии с современным Федеральным Законом «Об образовании в Российской Федерации» 2012 года[5] образование — единый целенаправленный процесс воспитания и обучения. Однако, в технологическом укладе, связанном с развитием новой окружающей среды – киберпространства (виртуальной реальности) следует более четко понимать, что означает процесс воспитания и обучения. По нашему мнению, процесс воспитания есть процесс, который формирует внутреннюю логику поведения воспитуемого, его алгоритмы. То есть, ту базу субъектных ценностных установок, на основе которой человек будет совершать выбор целеполагания и путей решения поставленной перед ним задачи. В этом случае, по нашему представлению, процесс обучения – это процесс установки той или иной системы знаний на уже установленные алгоритмы поведения человека.

Сравнить такое понимание образовательного процесса сегодня условно можно с компьютерной средой, где есть понятие BIOS (Basic Input/Output System) — базовой системой ввода-вывода, которая определяет ход процесса загрузки компьютера. Лишь только после этого происходит загрузка операционной системы компьютера под управлением которой и осуществляется его дальнейшая работа. Во время работы компьютера BIOS обеспечивает базовые функции ввода-вывода информации и функции взаимодействия различных устройств между собой. То есть BIOS – это логика работы, а операционные системы и «софт» — это система знаний, необходимая для решения конкретных задач.

Развитие технологий базируется на развитии системы знаний, а вот цели претворения технологий в жизнь зависят от логики поведения человека. Надо осознать, что различение информационно-алгоритмической информации – это управляемый процесс, зависящий от того, какую информацию нас научили различать.

Современная система образования строится, как правило, на фактологической информации с некоторыми элементами методологического мышления. В обществе же, где существует киберсреда, для безопасного развития требуется научить каждого человека различать цели и видеть тенденции развития объектов, процессов и явлений окружающего нас мира.Сложность решения задачи построения новой системы образования заключается в необходимости идти по пути развития и интеграции различных культур, тогда как современный «цивилизованный» (западный) мир предлагает путь унификации и упрощения культурного кода, что является прямой алгоритмической угрозой тенденций развития.

Под культурным кодом будем понимать ключ к пониманию данного типа культуры, который позволяет понять преобразование значения в смысл, а также совокупность знаков (символов), смыслов (и их комбинаций), которые заключены в любом предмете материальной и духовной деятельности человека[6].

Решение такой задачи может состоять из трех этапов: 1) принципиальное решение государственной власти о сохранении собственного культурного кода; 2) взаимодействие различных культурных кодов при решении общих глобальных задач научно-технологического и социально-экономического развития; 3) построение системы коллективной безопасности с охранением уникальности собственных культурных кодов.

Сложностями в реализации данной задачи будет формирование комплекса методов и форм трансляции культурных ценностей новым поколениям, появившимся на свет в условиях существования киберсреды и считающих её неотъемлемой частью нашей жизни. Эту сложность попробуем описать с применением социально-инженерного подхода, ведь еще О. Конт называл науку об обществе «социальной физикой». Примем за основу то, что все процессы в обществе можно представить в виде колебаний. Тогда те процессы, которые длятся долго, имеют низкую частоту волны, а процессы, которые заканчиваются быстро высокую частоту волны. Например, традиции, передающиеся на протяжении многих веков и тысячелетий, являются низкочастотными процессами, а наши повседневные заботы и дела – высокочастотными.

Современный мир, в котором доминируют быстрая смена деятельности: клиповое мышление, нехватка времени для решения семейных и личных дел, представляется миром, характеризующимся высокочастотными процессами, тогда как культурные традиции, народные ценности, а также стратегические планы и долгосрочные программы развития – процессы по своей сути низкочастотные. В этом и выражается сложность задачи современного воспитания молодёжи: трансляция низкочастотных процессов передачи культурного кода от поколения к поколению будет происходить под большим давлением высокочастотных социальных процессов. Это необходимо учитывать при разработке форм и методов работы с современной молодёжью.Решение такой задачи становится потенциально возможной в современной России. В качестве примера. В Санкт-Петербурге, на основании государственных документов о молодёжной политике[7] летом 2016 года при поддержки Правительства Санкт-Петербурга была проведена Первая Международная Медиашкола «Кибербезопасность: взгляд в будущее»[8]. Она собрала молодёжь из 30 регионов России и 10 стран мира. Особенность Медиашколы заключалась в том, что кибербезопасность рассматривалась участниками с точки зрения социально-инженерного подхода.Молодёжь училась различать позитивный медиаконтент, создавать его и распространять в Сети. Центр СИ принял активное участие в организации Медиашколы, и опыт её проведения показал возможность позитивной интеграции молодёжи с применением социальных аспектов кибертехнологий. Такая активность регионов — участников подтверждается тем, что по социологическому исследованию ВЦИОМ сформирован запрос на вовлечение молодых людей в общественную и политическую жизнь. Он вырос в сравнении с 2007 г. с 75% и фиксируется у 90% россиян[9].

Заданная Международной Медиашколой тенденция, была подхвачена рядом регионов России. Так, в городе Воинской славы Орёл в ноябре 2016 года прошёл молодёжный форум «Выбор молодёжи – интернет без терроризма»[10], в июле 2017 года в городе Воинской славы Ковров прошел молодёжный форум «Кибербезопасность – взгляд в будущее»[11], Правительство Ленинградской области в 2017 году начала реализацию программы «Ленинградская область – территория БезОпасности», с целью проведения просветительской работы в направлении кибербезопасности и медиаграмотности[12]. Эти примеры говорят о востребованности подобных тенденций в российском обществе и их поддержки как со стороны власти, так и со стороны обычных граждан и общественных структур, работающих в русле развития и созидания.

Вместе с тем, угрозами реализации этапов решения вышеуказанной задачи на наш взгляд будет следующее.

1.​ Формируется новый вид классовой модели общества на прежних алгоритмах «хозяин – раб». Этот новый вид рождает новое социальное явление, которое мы можем назвать как информационное рабство – алгоритмическое подчинение определённой информации, формирующей логику поведения и не дающей возможности выйти за её пределы. Информационный раб находится в рамках одного информационного поля, внутренне даже не осознавая, что он заложник этой информации. Например, многие пользователи социальных сетей, имея в своем аккаунте набор определенных групп в которых они черпают информацию и общаются, даже не пытаются узнать другие группы, так как они могут не совпадать с их представлениями о жизни или выбиваться за рамки их стереотипного поля. На вершине такой социальной пирамиды находятся не люди и организации, а выработанная правящим классом информация. При этом материальные отношения, доминирующие на планете многие тысячелетия сегодня находятся в зависимости от информационной среды.

Киберсреда становится инструментом быстрого внедрения определённого культурного кода через программные и информационные разработки в сознание масс. Всё это ведёт к тому, что представитель информационной толпы изучает информацию не ради выработки нового научного знания и подходов к развитию мира, а только для её распространения. Он начинает жить ради самой информации, а не ради использования её в качестве инструмента и достижения целей на её основе.

В качестве примера, обратим внимание на то, что сегодня лидером кибертехнологий являются США. Обоснованием их стратегического лидерства служит то, что в 2009 году современное американское разведывательное сообщество пополнилось Киберкомандованием США (United States Cyber Command). Исходя из возможностей кибертехнологий, произошло переориентирование современной глобальной политики США, которое нашло своё отражение в следующих документах: Стратегия национальной безопасности США 2015; Военная стратегия США 2015; Третья оборонная инициатива инвестиций и инноваций 2014; Интернациональная стратегия кибербезопасности США 2011.

Все эти документы носят надпартийный характер и будут реализовываться с приходом нового Президента США Д. Трампа. Это означает, что в США уже создан мощный технологический инструмент порабощения население с использованием информационно-алгоритмических возможностей киберсреды, и через Правительство США сегодня на всю территорию планеты внедряется единый культурный код — код унификации и общества массового потребления. Такой подход в России называют так: «зачешем всех под одну гребёнку».

2.​ Население стран, в том числе и России, рассматривается как рабочий потенциал в пользу экономического развития других стран и западных корпораций. Например, по мнению аналитического отдела Центра СИ, фактически в России проводится целевая многоуровневая программа обеспечения западных регионально-технологических центров за счёт трудовых ресурсов регионов Российской Федерации. Однако, многочисленные субкорпаративные интересы отдельных организованных групп, работающих в интересах западных финансово-экономических центров и проводников их интересов в нашей стране, таких как Сорос и др. и их открытая и скрытая активная деятельность сформировала такую ситуацию, когда фактически органы государственной власти РФ целенаправленно осуществляют концепции, разработанные в аналитических центрах типа Рен Корпорейшн или Си-Ай-Си, или таких институционально-аналитических центрах, как Стратфорт или Кембридж[13]. Поэтому, прежде всего требуется переориентация трудового и промышленного потенциала на развитие собственных территорий и повышение качества жизни их населения. А в дальнейшем — интеграция потенциала территорий планеты для совместного развития.

Исходя из описанных угроз в качестве предложений по формированию новой системы воспитания молодёжи, прежде всего, следует остановиться на следующем.

1.​ Требуется обучение молодёжи различению развивающей и разрушающей информации. Сегодня большую роль в жизни молодёжи играет информационное пространство интернета. Для разработки и сопровождения совместных культурных проектов по созданию исторических фильмов, компьютерных игр, медиапордуктов и культурно-творческих мероприятий по позиционированию долгосрочных развивающих тенденций, а также традиционной культуры России и Китая, их совместного многовекового мирного развития необходимо создание в Санкт-Петербурге российско-китайского культурного центра, который станет координатором подобных процессов. Применяя метод социальной инженерии, мы можем сказать, что такой центр сможет привести социальные системы наших стран к состоянию резонанса социальных процессов, усилить позитивные тенденции.

2.​ По мнению экспертов Центра СИ молодёжь может и должна быть генератором и проводником новых идей, двигателем прогресса. Молодёжные проекты и инициативы могут стать примером успешных достижений в различных областях науки и техники. Но это не может случиться само по себе. Необходимо создавать среду для развития молодёжи, условия для накопления избыточного потенциала. В противном случае мы готовим кадры для других территорий[14]. Формирование принципиально новой молодёжной ассоциации, нацеленной на построение долгосрочного взаимодействия в научно-технологической, общественно-политической и научно-исследовательской сферах сможет решить эти вопросы.Такая ассоциация может располагаться в киберпространстве, что потребует введения дополнительных технических мощностей для её функционирования, создания новых центров обработки данных. Предлагаем создать рабочую группу для проработки данного проекта.

3.​ На практике молодёжь наших стран может участвовать в построении общего информационного пространства с привлечением к деятельности государственных и общественных структур России и Китая. В России, например, такими структурами могут выступать общественные организации, нацеленные на сохранение культурной и территориальной целостности страны. В частности, о создании единого информационного пространства между нашими странами говорил Президент России В.В. Путин. 31 мая 2016 года в Астане он назвал перспективной идею создания единого информационного пространства Евразийского экономического союза.

Центр СИ ведет исследования и изучает имеющийся опыт работы в информационном пространстве, тестирует различные подходы в этой области. В настоящий момент, в качестве примера, можно привести работу с интернет-ресурсом «Земля героев»[15], на основе которого прорабатывается задача сохранения собственного культурного кода, через объединение информационного пространства городов воинской и трудовой славы России. Используя возможности информационной коммуникации киберсреды, тестируется проведение международного медиафестиваля «Мы здесь!»[16], с целью развития творческого потенциала современной молодёжи. Эти идеи в перспективе могут стать объединяющими не только для молодёжи России, но и молодёжи других стран.

Выводы. Развитие кадрового потенциала требует устойчивого во времени отношения к развитию территорий. Китай и Россия, имея многотысячелетнюю историю, выступают операторами управления, что накладывает на них ответственность за будущее не только своего населения, но и населения планеты в целом.

Программы, связанные с решением глобальных для человеческой цивилизации задач не могут реализовываться людьми, которые имеют сиюминутный интерес, интерес личной выгоды или основываться на потребительской идеи зарабатывания денег. Возрастает актуальность исследований, связанных с этическими аспектами технологического развития, изменениями социальных, политических и экономических отношений[17]. Одна из задач Китая и России как операторов управления территориями сводится к созданию союза операторов коллективной безопасности, с разработкой и внедрением в жизнь новых образовательных стандартов, направленных на подготовку молодежи к долгосрочному и безопасному развитию человечества.


[1] См.: http://ria.ru/spravka/20120616/674776551.html

[2] См.: https://www.youtube.com/watch?v=EhFmmR_2deE

[3] Пресс-выпуск №3265 13 декабря 2016 года. Поколение Selfie: пять мифов о современной молодежи // электронный ресурс. – Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=115996

[4] См.: Бессонов Е.Г. Социально-технологические аспекты создания системы кибербезопасности общества // Этносоциум и межнациональная культура. -№ 5 (83), 2015. –С. 48-53.

[5] Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 02.03.2016) «Об образовании в Российской Федерации» http://www.consultant.ru/document/cons_doc_law_140174/

[6] См.: Кононенко Б.И. Большой толковый словарь по культурологии. М.: Вече, 2003 . – 512 с.

[7] См.: Закон Санкт-Петербурга о реализации государственной молодёжной политики в Санкт-Петербурге от 26 июня 2013 года // электронный ресурс. –Режим доступа: http://gov.spb.ru/law?d&nd=537937085&nh=0

[8] См.: Официальный сайт Медиашколы: http://media-school.pro/

[9] Пресс-выпуск № 3416. 11 июля 2017 г. Молодежь и политика: точки соприкосновения // электронный ресурс. –Режим доступа: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116312

[10] См.: В Орле прошел форум «Выбор молодёжи – Интернет без терроризма» // электронный ресурс. –Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=B4RUwOJ64jk

[11] См.: Кибербезопасность – что это? http://www.gorodkovrov.ru/topic/events/kiberbezopasnost-chto-eto.html

[12] http://киберстандарт.рф/#about

[13] О роли руководителя в современных российских условиях и ролях, играемых руководителями // Центр системных инициатив / Аналитика // электронный ресурс. –Режим доступа: http://center-si.com/analitics/vzrashhivanie-budushhego/

[14] Молодёжная политика: миф или реальность!? Последствия сомнений и ложных путей // Центр СИ / Аналитика // электронный ресурс. –Режим доступа: http://center-si.com/analitics/molodyozhnaya-politika-mif-ili-realnost-posledstviya-somnenij-i-lozhnyx-putej/

[15] См.: электронный ресурс: Землягероев.рф

[16] См.: электронный ресурс: media-fest.ru

[17] Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации // утверждена Указом Президента Российской Федерации от 01 декабря 2016 г. № 642 // электронный ресурс. –Режим доступа: http://sntr-rf.ru/materials/strategiya-nauchno-tekhnologicheskogo-razvitiya-rossiyskoy-federatsii-na-dolgosrochnyy-period/